+7 (812) 627-16-01
eng | ru
+7 (812) 627-16-01
06.06.2019

«Доверия к тезису "жить под санкциями нам предстоит еще долго" стало больше»

Девиз прошлогоднего Петербургского международного экономического форума был «Создавая экономику доверия». BG обратился к читателям с вопросом: «За год каковы успехи в этом направлении — стало ли доверия больше и где?»

Осип Румянцев, управляющий партнер адвокатского бюро «Румянцев Лигал» принял участие в опросе издания:

— По моим наблюдениям, доверия больше не стало. Бизнес, работающий с юридическими лицами, редко соглашается сотрудничать на условиях отсрочки платежа. Исключения возможны, только когда покупателем выступает крупная компания. Предоплата все чаще становится распространенным способом расчетов между юридическими лицами. Количество дел в сфере экономики, рассматриваемых в арбитражных судах, растет с каждым годом более чем на 30%. На мой взгляд, косвенные признаки говорят о том, что кризис недоверия в экономике пока развивается.

Владимир Потапов, главный исполнительный директор «ВТБ Капитал Инвестиции», старший вице-президент банка ВТБ:

— За последний год на биржевой рынок пришло свыше 700 тыс. новых инвесторов, что в 3,5 раза больше, чем годом ранее. Такой рост во многом связан с макроэкономическими факторами, но важную роль сыграла диджитализация. Она стала одним из ключевых трендов рынка и повлияла на доступность инвестиционных услуг. Благодаря внедрению и развитию цифровых сервисов процесс инвестирования стал понятнее и проще для разных категорий клиентов. Ведущие компании все больше делятся с ними отчетами аналитиков и сервисами роботов-советников. Они предоставляют качественную экспертизу и позволяют в том числе и начинающим инвесторам эффективнее вкладывать свои средства. Все это способствует росту уровня доверия и интереса населения к инвестиционным продуктам.

Дмитрий Ходкевич, генеральный директор ООО «ЛСР. Недвижимость — Северо-Запад»:

— В строительной отрасли произошло перераспределение сил. Доверие к крупным компаниям, которые и так в почете у покупателя, выросло еще больше. Такие перемены связаны с поправками в жилищное законодательство, реалии которого не все смогут выдержать. Почти каждый будущий дольщик, словно под лупой, рассматривает застройщика: от текущих проектов до репутации и финансового состояния. Пополнить ряды обманутых дольщиков никто не хочет. И те компании, которые соответствуют критериям надежности, в выигрыше.

Филипп Генс, президент группы компаний «Ланит»:

— «Экономика доверия» — это неточный перевод sharing economy — экономики совместного потребления. А в этом направлении мы здорово продвинулись. Благодаря развитию технологий появились такие интернет-платформы, как, к примеру, Avito, YouDo, Airbnb, каршеринг. Они предполагают инструменты, позволяющие доверять незнакомцам: быструю обратную связь, систему оценки, формирующую репутацию каждого пользователя. О росте доверия в обществе свидетельствует и все большая популярность электронных банковских и госуслуг. Развитие sharing economy предопределено благодаря не только технологическому прогрессу, но и смене поколений: для молодежи важно не обладать вещами и статусами, а быть мобильными, получать нужный в данный момент функционал и сосредоточиться на своих впечатлениях. Все это коррелирует с экономикой совместного потребления.

Владимир Виноградов, вице-президент по стратегии и развитию бизнеса Segezha Group:

— Любой успешный бизнес — это, как правило, экономика доверия — доверия к компании со стороны клиентов, органов власти, жителей регионов присутствия активов, к качеству продукции, деловой репутации.

Александр Моор, руководитель Всероссийского центра национальной строительной политики (ВЦНСП):

— Я бы сказал, что в строительстве взаимоотношения бизнеса и государства сейчас находятся в процессе создания доверия, мы еще в самом начале этого пути. За год не появилось каких-то новых механизмов, которые бы упрощали работу строительному бизнесу. Экономика доверия — это прозрачные схемы и понятные правила. В первую очередь, конечно, с чиновничьим аппаратом. Мы все время слышим, как президент говорит о снижении давления на бизнес, но эффективности здесь пока, к сожалению, не наблюдается. Отношения с чиновниками и силовиками у бизнеса сейчас довольно напряженные.

При этом нельзя не заметить определенные подвижки. Очевидно, что правительство нацелено на устранение самых заметных препон, мы ждем применения «регуляторной гильотины», отмены избыточных требований и устаревших норм и правил. Конечно, это очень непростая работа, но если она будет сделана качественно, то очень сильно упростит работу бизнеса.

Константин Добрынин, статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов РФ:

— За год удалось сделать ровно обратное — создать экономику тотального недоверия. Во-первых, достаточно посмотреть на растущий вал уголовных дел по экономическим статьям и вспомнить, что во время их расследования в глазах российских правоохранителей руководитель исполнительного органа или совета директоров компании становится «руководителем организованного преступного сообщества», а собрание акционеров — «преступной сходкой».

Во-вторых, активная охота за американскими шпионами, достаточно вспомнить дело Пола Уитмана, обвиненного в шпионаже, и Майкла Калви, обвиненного в хищениях. Такое странное избирательное правосудие в отношении одной из ключевых экономик мира доверия точно не прибавит. В-третьих, санкции, превратившиеся в санкционное сверхправо, ставшие новой-старой реальностью международных отношений и приобретшие универсальный мировой правопорядок.

Если мы искренне хотим доверия, то надо перестать на весь мир и тем более на своих граждан смотреть через прицел вообще и прицел недоверия в частности.

Владимир Комлев, председатель правления, генеральный директор АО «НСПК» (оператор платежной системы «Мир»):

— Важным трендом последних лет является то, что и в нашей стране, и за рубежом стали больше доверять российским разработкам. Мы также наблюдаем большой интерес к российским платежным решениям со стороны стран СНГ и с радостью делимся с ними технологиями. Таким образом мы стремимся создать единое платежное пространство между нашими государствами. Расширение подобного сотрудничества невозможно без доверительного отношения между партнерами, и ПМЭФ — одна из важнейших площадок, позволяющих эти отношения создавать.

Эдуард Тиктинский, президент группы RBI:

— Для нас как девелоперов, работающих в историческом центре, острым вопросом всегда был вопрос доверия между бизнесом и обществом. К кому прислушаются неравнодушные горожане — к девелоперу, который хочет сохранить центр города для будущих поколений и дать ему новую жизнь? Или к группе тех людей, которые громко выступают против любого строительства в центре? Наша практика за последний год показала, что конструктивный диалог возможен. Весь год мы открыто рассказывали о нашем проекте реконструкции Левашовского хлебозавода горожанам и авторитетным деятелям культуры, представляли проект на множестве площадок — от ЗакСа до прямых телеэфиров. И рады, что нам удалось получить поддержку подавляющего большинства известных петербуржцев, связанных с градозащитной деятельностью.

Владимир Хильченко, президент холдинговой компании «Созвездие Водолея»:

— Вопрос доверия в экономике не стоит, потому что это субъективный показатель, а экономика — про объективное. Результатом экономики доверия будет злоупотребление этим доверием. Что сейчас и происходит. Форма злоупотребления становится более изощренной, переходит в электронную плоскость. Я думаю, доверия больше не стало, потому что никто не понимает, в чем, применительно к экономической сфере, оно заключается и между кем — условно — функционирует. Любое доверие должно быть опосредовано системой объективных показателей.

Сергей Хромов, генеральный директор ООО «Город-спутник «Южный»»:

— У общества стало больше доверия к инвесторам, к тем людям, кто реально делает, к инициативам по изменению окружающей действительности. Люди хотят жить лучше, и у нас началось формирование общественной позиции, что именно бизнес может быть инициатором этих изменений. В качестве примера могу привести ситуацию со знаковым для Петербурга памятником — Конюшенным ведомством. История восстановления объекта культурного наследия непроста. До последнего времени в обществе зрел скепсис по поводу любых частных инициатив работы с памятником, эти настроения подогревались градозащитным сообществом. Теперь же картина меняется, даже градозащитники начали осторожно задаваться вопросом: кто, если не бизнес способен спасти историческое наследие от разрушения? Доверие рождается в диалоге, и этот диалог будет выстроен.

Александра Овчинникова, младший аналитик ИК «Фридом Финанс»:

— На мой взгляд, России удалось достигнуть укрепления партнерских отношений с ведущими мировыми игроками. В первую очередь стоит выделить основного торгового партнера — Китай, а также важно укрепление взаимоотношений с Турцией. Более того, текущий год является взаимным Годом культуры России и Турции. В настоящее время КНДР намерена усилить торговый оборот с Россией, что указывает на усиление позиции РФ на международной арене. Тем не менее в рамках форума также планировалось усилить доверие к новым технологиям — к диджитализации, в частности в социальной жизни. Однако год спустя Россия заняла 22-е место по уровню доверия к цифровой экономике из 24 стран в выборке, развивающих цифровые инструменты, согласно отчету Dentsu Aegis Network. Считаю, что такое низкое положение в рейтинге обусловлено в первую очередь сомнением населения в безопасности хранения персональных данных.

Максим Солнцев, председатель правления СДМ-банка:

— Оценить успехи можно двойственно. С одной стороны, современная сервисная экономика — это совершенно другой уровень доверия. Потому что есть большое количество участников рынка, и «наблюдение» друг за другом как раз и формирует этот высокий уровень доверия. Больше информации в открытом доступе, все можно узнать, посмотреть, прочитать — и о персоналиях, и о компаниях. Скрыть недобросовестное поведение в прошлом уже практически невозможно. Больше информации — больше прозрачности.

На практике это выглядит так, что крупные банки даже могут кредитовать фрилансеров и малый и средний бизнес, исходя из таких публичных данных. Проще становится оценить заемщика, отследить его кредитную историю. Постепенно эти модели проникают и в торговлю: онлайн-магазины, ритейл-сети знают про своих покупателей все больше и больше. Конечно, это только в плюс. С другой стороны, есть противоречие. В стране остается масса административных барьеров, которые не работают в логике доверия.

Константин Cторожев, генеральный директор ООО «Вало Сервис»:

— Доверие выстраивается с самого низа. Поэтому следует задаться вопросом: доверяют ли граждане государственным институтам и текущему экономическому курсу? На примере нашей строительной отрасли — да. В предыдущие десятилетия наши граждане стали осторожнее с вкладами, ценными бумагами, облигациями. Последние годы показали, что доверие возвращается. Люди начали инвестировать в стройку, и не только в жилье, но и в коммерческую недвижимость — например, инвестиции в апарт-отели в Санкт-Петербурге ежегодно удваиваются. Это свидетельство о том, что крепнет вера в экономику, в развитие туристической отрасли. Люди стали охотнее вкладываться в готовый, прозрачный, доходный бизнес. Со временем этот процесс приведет к тому, что повсеместно, во многих сферах, будет развиваться формат привлечения частных инвестиций в крупные проекты.

Олег Гощанский, председатель правления и управляющий партнер КПМГ в России и СНГ:

— В сегодняшнем мире геополитика здорово влияет как на бизнес, так и на общество в целом. Ситуация остается непростой: политические противоречия не разрешены, санкции остаются в силе, торговые войны снова на повестке. Все это, конечно, не способствует формированию экономики доверия. В то же время я верю, что именно бизнес будет тем ростком, который способен пробить этот асфальт, ведь базовая мотивация для любого предпринимателя — выгодное сотрудничество, а не политический вектор. Если говорить предметно о России, то я вижу, что интерес к российской экономике у инвесторов остается, сотрудничество между компаниями не замораживается, общение на уровне конкретных людей не прекращается, чему, конечно, способствуют такие форматы, как ПМЭФ, на который ежегодно приезжают тысячи людей со всего мира.

Дмитрий Зылев, генеральный директор АО «Архангельский ЦБК»:

— Что касается бизнеса, то с моей точки зрения — да. В деловой среде образуются круги доверия, из которых практически невозможно выпасть: есть давние партнерские отношения, которые успешны именно в силу фактора доверия, который и есть пропуск в круг участников рынка. Репутация компании — как среди участников рынка, так и среди общества — основа ее существования и, конечно, основополагающий инструмент деятельности.

Александр Ходачек, президент НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург:

— Что касается российских бюджетных инвестиций, то доверия явно стало больше — это можно увидеть по тому, сколько средств выделяется на национальные проекты в целом, а также 67 проектов, которые в рамках их реализации распространяются на регионы. Но появился и барьер — «Концепция повышения эффективности бюджетных расходов в 2019–2024 годах» (распоряжение правительства РФ от 31.01.2019 № 117-Р), запущенная в январе, в связи с которой тот, кто не сможет обосновать необходимость финансирования, денег не получит. Это очень важно, так как отдельные губернаторы у нас любят делать громкие заявления о масштабных проектах, под которые не подготовлены ни территории, ни необходимая проектная документация, не зарезервированы мощности для подключения к сетям естественных монополий.

Андрей Зайцев, первый заместитель генерального директора инвестиционной компании «Универ Капитал»:

— Для доверия нужны соблюдение взаимных договоренностей, прозрачность и предсказуемость планов. В значительной мере этот тренд на открытость власти при принятии решений виден последние несколько лет. Жаль, что от этого тренда периодически появляются отклонения: громкие дела, противостояние внутри правительства по ключевым среднесрочным вопросам, где позиции бывают просто антагонистичны. Но настроение улучшается, несмотря на ужесточение регуляторики, потому что растет и степень организованности и упорядоченности бизнес-процессов. Может быть, мы все становимся цивилизованнее.

Вадим Коваленко, генеральный директор УК «Платная дорога»:

— Фактор доверия — основополагающий для инвестиций в ГЧП-проекты, ведь мы вкладываем средства на десятилетия. Прошедший период в этой сфере стал, на мой взгляд, годом больших надежд для инвестора и громких заявлений со стороны государства. Обозначены планы по модернизации инфраструктуры и анонсированы крупные региональные проекты с участием бизнеса, весь год обсуждались меры по поддержке вложений и новые возможности для финансирования. Как представитель компании-инвестора я надеюсь, что этим планам суждено сбыться. К сожалению, пока многие начинания, такие как Фонд развития или «СПИК 2.0», не заработали в полной мере, на господдержку могут рассчитывать лишь несколько мегапроектов, а небольшие инициативы в регионах зачастую наталкиваются на нерешительность местных властей. Так что о повышении доверия пока говорить рано, ждем реальных дел.

Райт Реммель, генеральный директор АО «Евролайнс» (российское представительство Lux Express Group):

— Мы доверяем нашим клиентам и надеемся, что они доверяют нам. Поэтому за прошедший год количество пассажиров на наших рейсах увеличилось на 13%. Такое доверие к продукту, который мы предлагаем на рынке, позволяет компании строить планы по расширению маршрутной сети. В любой стране стабильная экономика создает предпосылки для развития бизнеса и, соответственно, доверия к власти и ее институтам. Плохо, когда есть излишнее регулирование. Это приводит к отсутствию предпринимательской инициативы и развития в целом. Тем не менее мы считаем обоснованным введение с этого года лицензирования всех автобусных перевозок. Это прежде всего положительно скажется на их безопасности, а также на качестве и, в конечном итоге, доверии пассажира к перевозчику.

Александр Шаповалов, коммерческий директор IT-компании «ТехЛаб»:

— На мой взгляд, за последний год стало больше доверия к цифровизации. Например, если говорить о здравоохранении, можно найти немало подтверждений: появился заместитель министра здравоохранения по цифровой трансформации, государство стало выделять средства на цифровизацию в рамках грантовой деятельности, запустились важные федеральные проекты — например, «Борьба с онкологическими заболеваниями». Кроме того, IT-системы получили статус объектов государственно-частного партнерства. Бизнес активно включился в работу над проектами по цифровизации медицины — и в нынешних условиях мы можем ожидать хороших результатов. Все это способствует развитию здравоохранения как сегмента экономики.

Ксения Ловцова, управляющий директор проекта «ОнкоСтоп»:

— Доверие может стать драйвером и ключевым условием успеха взаимодействия частного сектора и государства в здравоохранении, которое по-прежнему нуждается в финансировании и инновациях. Частные инвестиции — это помощь государству в решении актуальных задач, а для пациентов — возможность бесплатно и быстро получить необходимую ему доступную, современную медицинскую помощь, например, радиотерапию, которая является дефицитным методом лечения в России (ежегодно недополучают лучевое лечение около 150 тыс. пациентов). И государство, и частные инвесторы заинтересованы в развитии государственно-частного партнерства в здравоохранении. Но несмотря на очевидные преимущества такого взаимодействия, за последние несколько лет медицине так и не удалось стать лидером по развитию ГЧП: доля отрасли не превышает 10% от общего числа проектов ГЧП. Причина — высокие проектные риски и слабые гарантии со стороны государства. Тем не менее предпосылки для диалога есть: за последний год было несколько инициатив и площадок, на которых частные игроки обсуждали с Минздравом совместные проекты, в том числе с целью оценить потенциал инвестиционной поддержки нацпроекта «Здравоохранение». И есть надежда, что в здравоохранении будет сформирована экономика доверия.

Дмитрий Рубин, директор департамента систем автоматизации IT и процессов обслуживания компании Naumen:

— «Построение доверия между странами, людьми, между обществом, бизнесом и властью» — тезис с прошлого ПМЭФ. А основа доверия — уверенность в порядочности и доброжелательности взаимодействующих сторон. Один из ключевых инструментов создания экономики доверия — цифровизация экономики. Цифровизация критически важна для повышения конкурентоспособности экономики, технологического прорыва, но есть и дополнительное преимущество, которое приносит цифровизация,— прозрачность, а следовательно, и доверие. Основа цифровых технологий — это оцифрованные данные, работа с данными и управление данными. А когда есть объективные данные, нет причин подвергать сомнению доверительные отношения. Цифры даже в самом упрощенном их понимании показывают прозрачное состояние всех сфер бизнеса, госуправления, общественного взаимодействия. Государственная программа «Цифровая экономика РФ» также выделяет, что именно оцифрованные данные являются ее основой, «данные в цифровой форме являются ключевым фактором производства», и де-факто ориентирована на создание экономики доверия.

Петр Меберт, президент Mebert Group:

— Согласно исследованию PWC 2018 года, 58% российских бизнес-лидеров оценивают доверие в бизнесе между участниками рынка как низкое или очень низкое. Две трети опрошенных назвали достаточно низким и доверие к бизнесу со стороны общества. В 2019 году ситуация не улучшилась ни в одном из секторов экономики. Недоверие по-прежнему практически удваивает затраты на ведение бизнеса в России. Все, кто сталкивался с крупным бизнесом, знают о бесконечных протоколах и листах согласований, на которые нужно собрать от 5 до 15 подписей. На фиксацию договоренностей и контроль их исполнения уходит до 30% продуктивного рабочего времени менеджмента. В коммерческом контракте прописывается любой форс-мажор, подразумевающий страх перед тем, что тебя обманут, не заплатят денег, сорвут сроки. Результат — раздутые юридические и бухгалтерские службы, службы контроля и отчетности. Крупный бизнес задыхается под гнетом формальностей, а средний живет в страхе перед рейдерским силовым захватом. Защититься от этого практически невозможно, это стало частью системы ведения бизнеса в России, а не досадной оплошностью. Ситуация усугубляется тем, что у нас практически отсутствует независимый суд. Стратегией зачастую становится защита, а не развитие.

Магомет Яндиев, доцент экономического факультета МГУ им. Ломоносова:

— Доверия к тезису «жить под санкциями нам предстоит еще долго» стало, безусловно, больше. Уверенности в том, что партнерские отношения с зарубежными странами можно восстановить, стало меньше. В таких условиях российский бизнес может успешно повторить путь блестящего экономического неразвития таких подсанкционных стран, как, например, Иран или Судан. Усилия, предпринимаемые российскими властями, например, проект масштабной реновации в Москве, который может внести существенный вклад в увеличение ВВП в ближайшие три-пять лет, конечно, поддержат отечественную экономику, однако в условиях политической конфронтации со странами-генераторами передовых технологий перспективы развития бизнеса оказываются полностью во власти государства. Одним словом, мотивация заниматься бизнесом и начинать новые проекты будет из года в год только сокращаться.

Борис Тарасов, генеральный директор Проектного офиса развития Арктики:

— В Арктике доверия стало больше. Именно там можно наблюдать выстраивание мостов между крупным бизнесом и государством ради освоения региона и повышения качества жизни как местного населения, так и жителей других регионов России, вовлеченных в проекты по развитию Арктики. Формируется разделение труда, строящееся на доверии. Государство работает над инфраструктурой, прежде всего транспортно-логистической — тянет железные и грунтовые дороги (у всех на слуху Северный широтный ход, но есть и другие проекты), строит ледоколы для обеспечения навигации по Севморпути, развивает порты, а большой бизнес двигает мегапроекты, вкладываясь в добычу нефти, газа, угля, металлов. При этом многие инфраструктурные инициативы софинансируются бизнесом, тогда как добыча и переработка получают поддержку со стороны государства. Тренд — дальнейшее увеличение льгот и преференций, вовлечение в экономику доверия МСП.

Виктор Трухин, директор Санкт-Петербургского научно-исследовательского Института вакцин и сывороток ФМБА России:

— В медицине экономика доверия за год, прошедший с прошлого экономического форума, сработала на международном уровне. Запуск производства вакцин в Никарагуа Институтом Mechnikov и, что еще более важно, наращивание продаж российских вакцин в страны Латинской Америки стали наглядными примерами доверия к отечественному производству на мировом уровне. И это доверие основано на гарантированном качестве конечного продукта и его конкурентоспособности с вакцинами представителей так называемой Big Pharma. В России экономика доверия проявила себя на уровне потребления. В условиях сохраняющихся угроз эпидемиологических заболеваний существенно выросло число добровольно вакцинируемых граждан.

Александр Филимонов, партнер Artisan Group Public Relations:

— К сожалению, вынужден констатировать, что доверия стало еще меньше, чем даже было: бизнес утратил всякое доверие к государству, малые и средние компании перестали доверять друг другу. Об этом свидетельствует как стагнирующий индекс PMI (индекс деловой активности), так и изменения в тендерных заданиях, которые сейчас размещают крупные и средние компании — как частные, так и государственные. За последний год, по нашим наблюдениям, размер обеспечения у частных компаний вырос приблизительно на 10%. Мало того, скажем, пять лет назад среди коммерческих компаний обеспечения требовало не больше 20%, сейчас же — более 40%. Вряд ли я сильно ошибусь, если скажу, что «корень зла» — в первую очередь в государственной политике, бизнес всего лишь отвечает на экономические вызовы. Данные Росстата как вызывали сомнения, так и продолжают вызывать, а данные по росту ВВП, к сожалению, уже стали объектом шуток в национальном масштабе.

Иван Рыков, генеральный директор ГК «Рыков Групп»:

— Печально это признавать, но в российской экономике доверия за прошедший год стало, пожалуй, даже меньше. О каком доверии может идти речь, если количество банкротств в стране не сокращается, а сумма проблемных активов юрлиц превысила 3 трлн рублей (и еще столько же в банковском секторе)? Причем действующие механизмы борьбы с «токсичными» активами объективно устарели и не отвечают современным реалиям. Процесс грозит стать неуправляемым а это, в свою очередь, порождает угрозу долгового кризиса в России, что может привести к массовым банкротствам. В таких условиях говорить об экономике доверия сложно.

Алексей Попов, доцент кафедры информатики РЭУ им. Плеханова:

— На мой взгляд, экономика доверия (или по-другому — sharing economy) — это результат эволюции социальных сетей и слияния их с электронными торговыми площадками различного типа. В результате такого слияния происходит переход от обмена мыслями, сообщениями к обмену товарами и заключению сделок. Таким образом, каждый пользователь сети сможет ассоциироваться с онлайн-каталогом из различных предложений для других пользователей сети. Если какой-то человек в сети обманет другого при сделке, то всем остальным подписчикам на аналогичные сделки автоматически станет известно о недобросовестности этого человека, что снизит его рейтинг (репутацию). Таким образом, данные о рейтинге (репутации) человека будут сконцентрированы в каком-то одном месте и станут удостоверением человека в экономике доверия. Общая идея экономики доверия — заменить привычный порядок экономического взаимодействия между людьми, при котором недостаток доверия между людьми при их экономическом взаимодействии компенсируется законами и руководящими документами различного типа. Вместо этого приходит доверие между людьми на основе рейтинга (репутации). Одним из путей по направлению к экономике доверия может стать внедрение блокчейна. Данная технология активно внедряется в настоящее время во все сферы жизни. Другим направлением является отслеживание всех действий людей не только в интернете, но и в реальной жизни. Технологии для этого начали применяться, например, в Китае, где по результатам слежения за поведением людей в реальной жизни может быть построен его социальный рейтинг, который может быть учтен при принятии различных решений. Таким образом, внедрение экономики доверия вполне реально, но требует использования дорогостоящих инновационных информационных технологий.

Иван Федяков, генеральный директор и совладелец агентства Infoline:

— Лозунг «Создавая экономику доверия» в полной мере не реализовался по итогам прошлого года, но положительные сдвиги, надо признать, происходят. Особенно это заметно во взаимоотношении крупных компаний и власти. Успешно развиваются государственные программы поддержки инвестиционных проектов в области АПК, пищевой промышленности, машиностроения и ВПК. Однако большинство программ и взаимодействия осуществляется с крупными компаниями, лидерами отраслей. Финансовые средства, реализуемые в рамках различных государственных программ, практически недоступны для среднего и малого бизнеса в силу высокой сложности согласований проектов и высокой степени ответственности за результат, что в условиях нестабильный экономики сложно гарантировать.

Нужно отметить, что доверие между коммерческими организациями остается на достаточно низком уровне. Меры саморегулирования отраслей не работают эффективно. Такие способы, как кодексы добросовестных практик, сертификация, декларирование, применяются в том случае, если они выгодны тому или иному контрагенту. В противном случае их игнорируют, так как нет реальной ответственности за нарушение договоренностей.

Александр Шарапов, президент Becar Asset Management:

— К сожалению, уровень доверия между бизнесом и властью в России за прошедший год только снизился. Власть исполняет свои обещания, данные населению, а бизнес в России сегодня похож на краснокожего индейца в ранней Америке, которого нужно жестко контролировать и защищать от него население. Увы, индейцев в Америке фактически уничтожили. Сегодня в России предпринимательство также становится все менее популярным.

Дмитрий Матвеев, гендиректор и владелец ГК «Кабош»:

— Уровень доверия напрямую зависит от действий власти. Федеральные чиновники могут сколько угодно говорить о доверии, о борьбе с коррупцией, но если на местах ничего не делается, то доверие к власти будет на нуле. Есть чиновники, которые пытаются привлекать инвестиции и завоевывать доверие на уровне отдельных регионов и районов. А есть те, кому просто плевать. Это особенно касается тех случаев, когда местные чиновники сами являются бизнесменами. К примеру, в Великих Луках, где у нас находится производство, самым состоятельным человеком является представитель власти. И он воспринимает власть как некое акционерное общество для продвижения своих интересов. Это приводит к отсутствию в городе новых инвесторов, современной инфраструктуры, подрывает доверие к власти в целом.

Михаил Иоффе, старший вице-президент, управляющий Северо-Западным филиалом банка «Открытие»:

— Успех уже то, что люди по-прежнему доверяют серьезным печатным СМИ. А людям стали больше доверять банки: темпы роста необеспеченных розничных кредитов в годовом выражении уже превысили 23% и продолжают расти. И уже этим летом мы увидим, готовы ли банки также доверять застройщикам. Впрочем, очевидно, что принцип «Доверяй, но проверяй» по-прежнему останется для нас, банкиров, основополагающим.

 

Источник:  Газета "Коммерсантъ в Санкт-Петербурге" Приложение "Экономический форум"