+7 (812) 627-16-01
eng | ru
+7 (812) 627-16-01
11.09.2019

Санкции подшили к делу

Минобороны не удалось взыскать почти 1 млрд рублей неустойки со швейного холдинга «БТК Групп» Таймураза Боллоева, которому санкции ЕС осложнили исполнение контракта.

Как следует из судебного решения, поводом к конфликту стал госконтракт на поставку обмундирования, заключенный Минобороны со швейным предприятием в марте 2013 года. По мнению военных, компания нарушила условия договора, поставив товар в 2016 году с просрочкой. Поэтому Минобороны начислило ответчику неустойку в размере 864,425 млн рублей. Претензии, направленные военными швейному предприятию в 2018 году, оставлены без ответа. Ответчик в арбитраже, куда с иском обратились военные, заявил о том, что при исполнении контракта «имели место обстоятельства непреодолимой силы».

Практика досудебного урегулирования споров, считает Осип Румянцев, управляющий партнер адвокатского бюро «Румянцев Лигал», непопулярна из–за больших сумм неустоек в контрактах. При этом самостоятельно госзаказчик не сможет уменьшить размер этой неустойки, поскольку в этом случае уже к нему возникнут вопросы у проверяющих. Поэтому такие разбирательства переходят в судебные баталии и ложатся на плечи судей.

Компании Таймураза Боллоева исполнить обязательства, как указано в решении арбитража, помешали санкции, наложенные на Россию Евросоюзом. Так, A. Monforts Textilmaschinen GmbH & Co. KG (Германия) поставила «БТК Групп» оборудование, которое позволяет изготавливать продукцию в пять и восемь слоев ткани, что было необходимо для исполнения госконтракта с военными. Однако пуско–наладочные работы произведены не были. В их проведении немецкой компании в июне 2016 года отказало Федеральное ведомство экономики и экспортного контроля Германии (BAFA).

Причиной такого решения стало то обстоятельство, что «оборудование для отделки текстиля с объективной точки зрения имеет техническую возможность для применения в сфере обычных вооружений» (п. 1 раздела II Решения BAFA). При этом немецкое ведомство, обосновывая свой отказ, ссылается на решение Совета ЕС, наложившего эмбарго на поставку вооружения для России в 2014 году. Выдача такого разрешения, по мнению BAFA, противоречила бы политике Германии: не допустить оказание услуг, которые «могут каким–то образом, даже частично, способствовать укреплению военной мощи Российской Федерации» (п. 2 раздела II Решения BAFA).

Арбитражный суд Москвы, рассматривавший спор между Минобороны и «БТК Групп», оценил эти обстоятельства как форс–мажор. Швейному холдингу потребовалось привлечь дополнительные финансовые и трудовые ресурсы для разрешения возникшего вопроса, а также обратиться в Минпромторг для согласования кандидатуры иностранного поставщика тканей в пять и восемь слоев.

«БТК Групп» просила отказать в удовлетворении иска Минобороны, отметив арифметические ошибки в расчетах военного ведомства.

Арбитраж Москвы, изучив представленные материалы, признал необоснованность расчета, произведенного истцом. В частности, в данных Минобороны фигурирует 797 партий товара, из которых, по оценке суда, имели место только 17 поставок на сумму 46,343 млн рублей. Остальные поставки товара, как обратил внимание суд, не совпадают с актами, предоставленными военным ведомством, ни по количеству товара, ни по дате и по месту поставки. При этом суд принял во внимание расчет ответчика, признав его обоснованным. В итоге арбитраж существенно снизил размер неустойки, требуемой министерством обороны, с 864,425 млн до 3,716 млн рублей.Однако у сторон есть право подать апелляционные жалобы на это решение. Ни в военном ведомстве, ни в «БТК Групп» не ответили на звонок «ДП», поэтому уточнить намерения участников процесса не удалось. Но, скорее всего, Минобороны обжалует решение.

«Минобороны, а также дочерние предприятия достаточно часто обращаются в суды», — отмечает Осип Румянцев и приводит в пример АО «ГУОВ» (Главное управление обустройства войск). Оно является одним из инициаторов судебных разбирательств и банкротных процессов со многими строительными организациями. Присутствие Минобороны в экономических судах, по мнению Осипа Румянцева, объясняется тем, что ведомство совершает множество хозяйственных операций.

Источник:  Газета "Деловой Петербург"